Архив за Июнь 2013

С древнейших времен человечество накапливало элементы знаний об окружавшей его природе и по-своему, в зависимости от конкретных исторических условий, осмысляло этот эмпирический материал. Первые зачатки естественнонаучных представлений стали складываться в древнем мире, однако и в рабовладельческом и в раннефеодальном обществе они были, как правило, интегрированы в многоликий и сложный комплекс всевозможных знаний самого различного порядка, по-разному называвшийся у разных народов, а на Руси получивший название «мудрость», как обобщенное знание о мире в целом. Читать полностью »

Действительно, представления о грозах не могли коренным образом меняться даже при эпохальных событиях в экономике и даже при сменах общественных формаций. И было это вызвано как вечным, не изменяющимся объектом наблюдений — явлением природы, так и рациональностью мышления земледельцев и скотоводов, ремесленников многих поколений. В то же время и составляющие этих компонентов также развиваются по определенным законам науки: математика, физика, химия, медицина в известной степени зависят от изменений в экономике; на Руси это — образование Киевского древнерусского и Московского государства. Более быстро откликаются на события такого значения литература, живопись, архитектура, развивающиеся по своим законам. Так, «развитие архитектуры подчинено своим законам», из-за которых исследователям трудно обнаружить в ней пред-возрождение. Читать полностью »

Историку науки и техники, занимающемуся древней и средневековой Русью, необходимо иметь в виду, что естественнонаучные представления, научные знания — один из компонентов культуры. Может быть, даже ее главная составляющая часть. Все эти компоненты тесно связаны друг с другом, полнокровно развиваться один без другого не могут, зависят один от другого. Действительно, например, история механики тесно связана с историей архитектуры: не зная строительной механики, не употребляя разнообразнейших подъемных механизмов (блоки, вороты, полиспасты), не умея распределять большие массы, строить многочисленные соборы и церкви было невозможно. История механики, далее, теснейшим образом связана с историей техники: всевозможные толчейные устройства, расточные и токарные станки, мельницы, стенобитные орудия (пускичи, пороки, стрикусы), самострелы, часы, гончарный круг и многое другое базируется на знании основ механики. И потому историк техники должен знать историю механики, а также и историю архитектуры, и наоборот. Читать полностью »

Люблю я читать новости из автомобильного мира и часто лажу по интернету в поисках нормального новостного сайта, чтобы можно было наслаждаться новыми машинами. У меня тоже есть маленький автомобильчик, но новый. Обычно я читаю автоновости сразу на нескольких сайтов, но это утомляет.
Читать полностью »

Германия не замедлит принять деятельное и блистательное участие в том великом прогрессе математических наук, который начался в Италии в конце XV и в начале XVI столетий; но все астрономические и математические труды, как вышепоименованные, так и другие, остались в тени перед блеском великих открытий Коперника и Кеплера. Имена Николая Коперника (из Торна, в Западной Пруссии, 1473 — 1543) и Иоанна Кеплера (из швабского города Вейль, 1571 —1630) стоят наряду с именами датчанина Тихо де Браге, итальянца Галилея и англичанина Ньютона. Читать полностью »

Фридрих Вюртембергский повесил сумасбродного Георга Гонауэра на виселице, сделанной из тех самых железных прутьев, которые несчастный обещал превратить в золото. Потом тот же герцог повесил еще троих производителей золота. В Германии многописание всегда было в большом ходу и потому неудивительно, что о тайне делать золото были исписаны толстые фолианты и квартанты, содержание которых составляет весьма веское приобретение для истории человеческой глупости. Даже такие бесспорно научные умы, как Теофраст Парацелъс (1493 — 1541), увлекались алхимическими бреднями. Читать полностью »

«Kosmographei», представляет нам образчик неудачных первоначальных попыток по части статистических и географических исследований. В конце XVI и в начале XVII столетий важные исторические произведения по-прежнему писались по-латыни, но вслед за ними стали появляться и немецкие их переводы, например швабская хроника Мартина Крузиуса (1526 — 1607). Впрочем, некоторые замечательные историки писали уже прямо по-немецки, как, например, Зигмунд фон Биркен (Oesterreichischer Ehrenspiegel, 1668 г.) и Франц Христоф граф фон Ке венгиллер, труды которого имеют весьма важное значение для истории Тридцатилетней войны (Annales Ferdinandei, 1640г., 12 фолиантов). Читать полностью »

Они обязались не молиться, не мыться и делать всякие богомерзости. Они часто, человека по четыре и по пять зараз, приходили к моему отцу, но так как я уже знал, что они за люди, то и не связывался никогда с ними». Читать полностью »

Состоя лакеем при Лигницком дворе, он в течение двух лет получил из дому всего 7 талеров и 31 вейсгрош. Когда ему минуло двенадцать лет, отец в первый раз сделал ему платье из бумазеи. Четырнадцати лет был он отправлен в Гольдберг в латинскую школу. «Отправляя в школу, отец дал мне 2 талера на пропитание, и я считал себя богатым. Читать полностью »

Ульрих Вюртембергский повелел выкалывать глаза браконьерам. В 1537 году по приказанию духовного государя, архиепископа Зальцбургского, крестьянин, убивший оленя, который портил его поле, был зашит в кожу убитого животного и отдан на растерзание собакам. Привязать браконьера к оленю и травить составляло в то время род охотничьей забавы. В XVII столетии считались «высокой охотой» медведь, олень, лань, кабан, рысь, журавль, глухарь, лебедь, фазан и дрофа; «средней охотой» — серна, вепрь, волк, каравайка, тетерев, рябчик; «низкой охотой» — лисица, заяц, барсук, бобр, выдра, куница, дикая кошка, векша, ласточка, хомяк, бекас, куропатка, дикий гусь, дикая утка, цапля, гагара, чайка, кулик, дикий голубь, пигалица, дрозд, жаворонок. Читать полностью »