9 июля 1897 года наконец подул южный ветер. Словно электрическая искра пробежала по маленькому домику, где целый месяц томились в ожидании люди. Отрывисто и громко раздавалась команда Андрэ в полураскрытых дверях ангара, где газ вытекал уже свистящей струей из баллонов. Коричневая оболочка шара громадной медузой пузырилась на земляном полу. Три ночи и два дня наполнялся водородом шар.

В полдень 11 июля ветер совсем очистил небо от туч, и в час дня Андрэ отдал приказ разобрать крышу. Рабочие и матросы с „Свенскзунда» работали быстро. Скоро гигантская желтая груша уже покачивалась в воздухе.

Решительными шагами Андрэ, Френкель и Стринберг поднялись по лесенке и заняли места в корзине. Пятнадцать человек осторожно освобождали канаты. Шар взмыл вверх из рук удерживавших его людей и повис на последних веревках в пяти саженях от земли.

— Инженер, назовем ваш шар: „Орнен»! („Орел») — крикнул капитан «Свенскзунда».

— Пусть будет так… — голос Андрэ приглушенно донесся сверху. Резким движением он махнул рукой. Разом опустившие веревки люди попадали кувырком навзничь. Пять мешков с балластом полетели за борт и шлепнулись звонко в воду, вздымая гейзеры брызг. „Орел» подпрыгнул вверх. Резкий порыв ветра подхватил его и понес почти прямо на север. Целый час люди смотрели на исчезавшую у края горизонта черную точку. В 4 часа пополудни ее уже нельзя было рассмотреть в сильный бинокль.

Комментарии закрыты.