Бойцы как раз начали движение. Я беспрепятственно получил разрешение идти вместе с ними и вскоре уже шагал по таллинской дороге. С винтовками в руках солдаты шли по обе стороны санного обоза. На первых и последних санях стояли пулеметы. В черте города все двигались медленно, готовые в любой момент дать отпор возможной вылазке бандитов из «омакайтсе». Выехав из города, все сели в сани. Спереди и позади обоза ехали конные отряды человек по двадцать. Быстрой рысыо мы удалялись от Вильянди, и через пару часов были уже на станции Выхма. Там я распрощался с артиллеристами и пересел в воинский эшелон, шедший в Таллин. Под вечер поезд остановился в Тюри. Здесь ходили слухи, что немцы уже в Кохила, и путь на Таллин, следовательно, перерезан. Поезд направили в Пайде, а оттуда на Тапа можно было идти лишь пешком.

В Пайде, как выяснилось, местные органы Советской власти еще за день до нашего прибытия покинули город. На станции и по улицам города разгуливали группы из «омакайтсе». Отступавших солдат старой армии они не посмели тронуть. Приближалась ночь. Идти сейчас, в темноте, пешком в Тапа да еще по морозу и снежным сугробам было немыслимо.

Я вошел в здание вокзала и уселся в зале ожидания. Мне бросилась в глаза одна пышущая здоровьем дама, которая, не закрывая рта, тараторила в кругу себе подобных:

— Да, с большевиками кончено. Ни один здравомыслящий человек и подумать не мог, что из их бредовой мечты что-нибудь выйдет. Подумать только: народ сам управляет государством!.. Для этого каждый член общества должен был бы кончить, по крайней мере, городскую школу. Но тогда каждому пришлось бы ежегодно платить четыре тысячи рублей. А такую крупную сумму не в силах платить даже состоятельный крестьянин. Следовательно, каждому гражданину невозможно окончить городскую школу. Отсюда ясно, что и социализм, о котором болтают большевики, есть чистая фантазия.

К сожалению, никто с этой глупой барыней не спорил. Не мог дать отповедь ей и я, так как в зале ожидания околачивались типы с белыми нарукавными повязками.

Я еще раз прикинул, как все-таки добраться до Таллина на поезде. С этой мыслью я зашагал вдоль железнодорожного полотна обратно в Тюри. Двенадцатикилометровое расстояние я прошел за полтора часа. В Тюри я обратился к дежурному по вокзалу, но он еще раз повторял мне, что на Таллин не пойдет больше ни один поезд.

Надежда, пригнавшая меня из Пайде в Тюри, окончательно рухнула. Оставалось одно — идти опять в Пайде и оттуда через Тапа добираться до Таллина.

Комментарии закрыты.