Через несколько дней я добрался до дивизиона. В его состав входили 2-я и 4-я эстонские коммунистические батареи. Многих бойцов еще не было в строю: они лежали в лазаретах и госпиталях, больные тифом. Но многие уже вернулись в строй и теперь восстанавливали силы.

Дивизион стоял в резерве, в нескольких десятках километров от Перекопского перешейка. За время моего отсутствия части Эстонской коммунистической дивизии продвинулись на юг через Белгород—Изюм—Юзовку—Волноваху и в начале января 1920 года у Мариуполя вышли на берег Азовского моря. Под ударами Красной Армии деникинская армия была частично разгромлена. Ее остатки бежали на Северный Кавказ и в Крым.

Частям Красной Армии не удалось с ходу, на плечах отступавших деникинских войск войти на полуостров. Прибывшей сюда в конце февраля Эстонской дивизии красных стрелков поставили задачу ворваться в Крым через Перекопский перешеек. Части дивизии разгромили оборонительные рубежи врага и захватили Юшунь, открыв тем самым путь на просторы Крымского полуострова, но, пользуясь большим перевесом сил, белые предприняли контрнаступление. Неся большие потери, Эстонская дивизия была вынуждена отойти. Недобитым остаткам деникинской армии удалось закрепиться в Крыму.

В тот момент, когда я вернулся из госпиталя, происходило новое сосредоточение красноармейских частей на подступах к Крыму. В то же время заканчивалось расформирование, согласно условиям Тартуского мирного договора, эстонских национальных частей Красной Армии.

Вскоре в дивизион прибыли два контролера из штаба артиллерии Юго-Западного фронта. В прошлом оба были полковниками царской армии. Особенно высокомерно вел себя один из них — Донович. Везде и во всем он видел только плохое, стараясь любыми путями унизить красных командиров, хотя те с успехом били белогвардейские войска и их офицеров, чем наглядно показали свои боевые качества.

Я отметил, что в боях под Орлом артиллерия использовалась неправильно. По приказу начальника артиллерии армии батареи воевали только днем, а на ночь уходили с позиций и располагались по деревням. На позиции они возвращались утром, словно рабочие на смену.

Комментарии закрыты.