До сих пор мы разрушали старое, а теперь будем строить новое. Довольно кровопролития! Сделаем прекрасной и свою жизнь, и жизнь наших детей. Не печалься, товарищ! И для тебя найдется работа по душе!

Ночью наша батарея продолжила движение. От Симферополя нас отделяло чуть больше тридцати километров. Вместе с первыми лучами солнца перед глазами возникла какая-то громадина, доходившая до облаков. Это великолепное зрелище вызвало всеобщее удивление. Высокий неподвижный колосс, покрытый гигантской белой шапкой, казалось, вышел из какой-нибудь сказки и теперь господствует над всей окрестной степью. Я тут же посмотрел на карту и определил, что это одна из высочайших вершин Крымской горной гряды — Чатыр-Даг. Ее высота 1525 метров.

С большим интересом рассматривали бойцы вершину, к которой мы подходили все ближе, но которая, казалось, находилась от нас так же далеко, как и утром.

К полудню батарея вошла в Симферополь. В сопровождении конных красноармейцев по улицам двигалось большое количество пленных врангелевцев. Они шагали по четверо в ряд, опустив головы. Среди них мы видели и донских казаков, в большинстве своем бородатых. Исподлобья, злыми глазами они смотрели на красных батарейцев.

Вскоре батарея остановилась. Ночевать мы должны были на той же улице, где незадолго до нас расположился махновский 1-й пулеметный полк.

За несколько недель до перекопских боев Махно поклялся в верности Советской власти и попросил разрешения принять участие в разгроме Врангеля. Один из отрядов махновцев действовал вместе с VI-й армией А. Корка. Теперь Махно со своими единомышленниками находился в городе, переполненном наступавшими красными частями.

Позавтракав, я стал ждать дальнейших приказаний. Вдруг дверь отворилась, и в комнату твердым строевым шагом вошел боец. Я сразу же узнал в нем бывшего конного разведчика своей батареи Демидова, который бесследно исчез летом 1920 года.

Он был одет в новую шинель английского образца, вооружен карабином и маузером. Подойдя к столу, он резко остановился, стукнул каблуками, выпятил грудь, и отрапортовал:

— Товарищ командир батареи! Бывший конный разведчик вашей батареи, а ныне пулеметчик махновского пулеметного полка Демидов. Разрешите обратиться!

В прошлом он был исполнительным и толковым конным разведчиком, но затем, увлекшись сивухой, стал безобразно вести себя и в конце концов убежал из батареи.

— Здравствуй, Демидов! Садись и рассказывай, что тебя сюда привело.

Комментарии закрыты.