Передадим друг другу все, что знает каждый. Так знания каждого из нас станут знанием всех… Есть среди нас и более образованные товарищи: студенты, учителя…

— Дядя Василе, а вам разрешали говорить? Могли вы говорить так, как говорите сейчас?

Волнение прошло. Может, даже это и лучше: а то он почти забыл, зачем привел их сюда.

— Разрешали ли? Будто мы спрашивали у кого-нибудь разрешения? Сейчас я вам расскажу и про это. Действительно, одно время в Дофтане был режим молчания… Никому не разрешалось говорить… Мы могли общаться друг с другом только во время прогулок или же с помощью записок, знаков. Прибегали также к стуку в стены. Однажды руководство поставило вопрос: почему мы должны терпеть все это? Почему молчим? В конечном счете, что с нами могут сделать? Как говорится, в тюрьму нас дважды не посадят… Был намечен день… Всем сообщили… И вот как-то утром ничего не подозревавшие надзиратели вдруг услышали, как из одной камеры кто-то спросил соседа: как, мол, спалось. Хорошо? Надзиратель, что был возле этой камеры, заорал: «Заткни глотку!» Но нас как будто это не касалось, и мы продолжали спрашивать друг друга… Сначала странным нам показалось это в то утро… Будто разучились громко разговаривать… Не знали, о чем говорить. А говорить нужно как можно больше, чтобы надзиратели не могли привязаться к кому-нибудь одному… О чем мы только тогда не рассказали друг другу… Думаю, что каждый рассказал всю свою биографию…

— Так вам и дали говорить? И ничего вам не сделали?

— Куда там! Как только надзиратели доложили о происходящем в секциях, была организована банда для избиения заключенных. Привязывались к кому-нибудь из нас: «Почему кричишь? Не знаешь, что здесь режим молчания?» — «Меня это не касается, раз нас держите запертыми. Выпускайте нас во двор, чтоб мы могли быть вместе…» — «Не твое дело! Замолчи!»

Товарищ продолжал говорить.

Комментарии закрыты.