Движение в войсках на Кавказе, как и в стране в целом, летом 1906 г. было подготовлено в результате большой революционной работы большевиков, проводившейся в армии после поражения декабрьского вооруженного восстания, когда пролетариат готовился к новым боям за осуществление задач первой русской революции. Революционная партия, отмечалось в циркуляре министра внутренних дел Дурново, «за последнее время все свои усилия обратила на армию, усилив до крайней степени как устную пропаганду, так и распространение антиправительственных воззваний среди войск».
Задача усиления революционной борьбы в армии приобрела особо важное значение в условиях спада революции и массовых репрессий потому, что правительство использовало войска как полицейские силы для подавления революции, в то же время принимало все меры по удержанию за собой войск, которые, как показали солдатские выступления 1905 г., были охвачены народным движением.

На Кавказе для усиления руководства солдатским движением большое значение имело, в частности, решение IV конференции Кавказского союза РСДРП, в котором указывалось «на необходимость связывать движение солдат с движением пролетариата и оценивать его с точки зрения этого движения». Конференция предложила партийным организациям «внести сознательность и организованность в движение солдат, подчинение его движению авангарда революции — российского пролетариата».

Социал-демократические организации Терека революционную работу в войсках вели в блоке с эсерами. Указывая на это, агентура весной 1906 г. писала: «В последние месяцы в Терской области местные революционные кружки разных фракций слились вместе в целях наиболее энергичного воздействия на войска». Главное внимание по пропаганде в войсках уделялось Владикавказу, Грозному, Пятигорску, в которых были сосредоточены основные военные силы области.

В июне 1906 г. был предан Кавказскому военному суду рядовой 81-го пехотного Апшеронского полка И. Леонов за распространение в полку в апреле этого года «суждений, возбуждающих нижних чинов к нарушению обязанностей воинской службы», брошюры «И казаки люди, и они граждане», издания ЦК РСДРП и за хранение у себя другой революционной литературы».

Комментарии закрыты.