«Его Нерешительность» у всех спрашивал совета. Что нужно делать? «Делать из себя короля», — ответил ему однажды Ривароль. Как только ему казалось, что он загнан в угол, он, как и все застенчивые люди, начинал грубить, и это больно ранило окружающих. Чаще всего он дремал, утомленный верховой ездой и наковальней. Ради скрепления союза с Австрией в шестнадцать лет Шуазель женил его на эрцгерцогине Марии-Антуанетте. В Париже праздники по поводу брачной церемонии проводились в состоянии паники. Атмосфера тревоги охватила молодую чету. Мария-Антуанетта обладала изяществом и достоинством.

Ее царственная мать приказала ей быть всем угодной и воздействовать через голову своего супруга на французскую политику. Поэтому она старалась, и очень долго безуспешно, соблазнить этого неотесанного юношу. Казалось, что ее муж был в ужасе от практических подробностей любви. Она обратилась к женской дружбе: к слабой и очаровательной Ламбаль, позднее — к опасной Полиньяк, а затем — к своему деверю, графу д’Артуа. Став королевой, она хотела продолжать «доставлять себе радости частной жизни». Это ранило тех, кто не попал в число друзей. Отсюда возникали пересуды и сплетни. С самого начала царствования у этой молодой женщины, достойной быть любимой, появились непримиримые враги.

Как только она вышла из своего зачарованного сельца, то обнаружила всю злобу окружающего мира Ее реакцией была реакция раненой гордости: возмущение против подлости, против злобы оскорблений. Король прощал слишком много, королева — недостаточно. Когда она была вынуждена признать слабость «своего бедного муженька», она опечалилась: «Вам известно лицо, с которым я имею дело, — писала она Мерси-Аржанто (послу ее матери), — в тот момент, как я думаю, что убедила его, одно слово, одно замечание, меняет его мнение, и он этого даже не подозревает…»

Комментарии закрыты.