Еще три уцелевшие пары (№ 21—22, 23—24, 25—26) следуют за совмещением двух о-пар (№ 17,18 — 19,20), и две х-пары (№ 1—2 и 3—4) предшествуют первому случаю сопряжения о-пар (№ 5,6 — 7,8). Но две последние позиции не отражают полной картины, так как предшествующие х-паре № 1—2 и последующие за х-парой № 25—26 буквы не сохранились. Отмечаемый для имеющегося непрерывного алфавитного ряда ритм размещения буквенных пар позволяет предполагать существование той же * последовательности и на пропавших участках азбуки (табл. XXX). Буквы № 27 и 28, следуя отмеченной логике, должны были представлять четвертую х-пару в цепи знаков № 21—26, а перед буквами № 1—2 можно реконструировать две х-пары (отметим их знаком +: № +1—+2 и +3—+4), завершающие строй знаков № 1—4.

Восстанавливаемый порядок буквенных пар рунической азбуки выдерживает проверку при заполнении лакуны между знаками № 26 и 38. Кроме х-пары № 27—28, завершающей названную четверку х-пар, здесь размещаются две о-пары (№ 29—30 и 31—32) и две х-пары (№ 33—34 и 35—36), и если обозначить букву № 37 знаком х, чего требует общий строй, то х-пара № 39—40 окажется завершающей в реконструируемой четверке (№ 33—40).

Как видим, вполне допустимо предположить, что в руническом алфавите расположение буквенных пар, составленных из знаков двух категорий, подчинялось единому ритму: 4—2—4—2—4—2—4. Этот строй был выдержан в отношении по крайней мере 44 букв (№ +4—40), что позволяет частично реконструировать число букв в несохранившемся начале азбуки.

Настала пора обратить внимание на последнюю букву алфавита (№ 41). Она занимает особое положение, не только нарушая принцип парного размещения букв, но и не отвечая ритму в построении этих пар. Впрочем, оба противоречия могут быть смягчены одним допущением. Буквенный ряд рукописи Тойок I завершается, как помним, не только отметкой-двоеточием, но и следующим за нею знаком окончания, характерным для манихейской письменности (рис. 10). По-видимому, для писца конечной в алфавите была не буква № 41, а сама руническая словоразделительная отметка, входившая в алфавитную совокупность в качестве особого письменного знака. Известно, что многие письменности отличаются не только обликом букв, но и видом свойственных им знаков «препинания» [ср. точку в круге — для манихейских текстов любой графики, диагональное двоеточие — в буддийских памятниках, знак начала индо-тибетских письмен, роль точки в тибетской грамоте, сочетание точки, двоеточия и четырехточия в старомонгольских рукописях и т.п.8, учтем и соответствующее разграничение азиатских и евроазиатских степных рунических письменностей (табл. XXIII, № 17)]. Если помнить, что, «оказывается, и точки имеют свою историю»9, необходимо признать, что знаки «препинания» должны вводиться в сводные таблицы.

Комментарии закрыты.