Интеллектуализм и индивидуализм — таково было знамя, поднятое 20-летним Писаревым, сыном состоятельной помещичьей семьи, при выступлении его на публицистическую арену в журнале Благосветлова «Русское слово». Образцового носителя этого знамени Писарев нашел в Базарове, герое Тургеневского романа «Отцы и дети» — олицетворявшем поколение тех «отрицателей» и «нигилистов» (термин Тургенева), которые на грани двух эпох, отмеченной освобождением крестьян, начисто «отрицали» все, что было непреложно и «свято» для отмиравшей эпохи, и не признавали без беспощадной критической проверки «ничего» (по латыни: nihil) из ее верований, догматов, обычаев и условностей.

«Мыслящая личность» была объявлена демиургом истории. Естествознание, начинавшее в это время свое поразительное победное шествие, — методом освобождения ее от мистического преклонения перед «тайнами» природы или общественных отношений. Примитивный материализм Бюхнера и Молешотта — ее «реалистической философией». Вооруженный этими орудиями рационального истолкования всех, по видимости иррациональных, явлений и эмоций, вплоть до эмоций искусства и любви, «последовательный реалист» становился одной из тех идеальных личностей, количественное умножение которых в обществе и возвышающее воздействие которых на коснеющую в невежестве, предрассудках и суевериях людскую массу и составляет единственную рациональную базу человеческого прогресса.

Личность, если это личность мыслящая реалистически, становится, таким образом, самоцелью. Она имеет право на «наслаждение», потому что наслаждение ее не может не сводиться к разумному удовлетворению ее умственных и нравственных потребностей, которые, в свою очередь, у «последовательного реалиста» не могут не быть разумными, — почему и удовлетворение их не может не служить залогом повышения общей суммы человеческого счастья.

Комментарии закрыты.