Во время одной из судебных тяжб 1495—1499 гг. ответчик показал: «Земля Шипулино — монастырская троицкая Сергиева монастыря. а ту землю пахали на монастырь крестьяне монастырские». Свидетель Иванко Васильев рассказывал: «Яз жил в монастырской земле в Подкосове, а ту пустошь Шипулинскую яз косил и пахал на монастырь. А тому лет с 15», т. е. в 1480-х годах монастырское поле отделено от крестьянской запашки и обрабатывается силами окрестных земледельцев. В судебном деле между Троице-Сергиевым монастырем и дворцовыми волостями, датируемом И. А. Голубцовым 1492—1502 гг., а С. М. Каштановым январем 1504 г., речь шла о д. Сарычкине Переяславского.

Монастырский крестьянин показал: «яз в той деревне в Сарычкине жил за монастырем, а поставил тое деревню отец мой. . . да жил в той деревне отец мой за монастырем 30 лет и десятины на монастырь в селе Бебякове пахал. А яз после отца своего живу в той деревне 10 лет, да пахал есми десятины на монастырь в селе Бебякове 8 лет. И мишутинский дворской. . . отказал меня в Мишутинский стан тому 2 году, а тою деревню назвал великого князя. . . Да и десятин мне дворский на монастырь не велел пахати и яз от тех мест и не пашу десятин». Из данного отрывка четко следует, что уже в начале 60-х годов XV в. (40 лет назад от начала судебного процесса) основной крестьянской повинностью была барщина. Монастырское поле находилось в селе, куда съезжались для отработочной повинности земледельцы окрестных деревень.

Барщина была регламентирована, ее не вспахивали «взгоном», как это было во владимирской вотчине Царево-Константиновской обители в XIV столетии. С крестьянского надела полагалось, вероятно, распахать 2 дес. в двух полях (используя ретроспекцию и отталкиваясь от норм Царево-Константиновского монастыря конца XV в.). Итак, сведения о монастырском поле, которое обрабатывалось крестьянами, сохранились за XV в. во Владимирском, Костромском, Переяславском уу. Исходя из предложенной нами модели, согласно которой под влиянием обычного права в пользу сеньора взимался прибавочный продукт с 1 дес., к вышеупомянутым уездам надо добавить и Звенигородский. В указной грамоте 30 января 1490 г. Савво-Сторожев-скому монастырю удельный князь определил натурально-денежный оброк «з десятины»: 10 гривенок масла + 2 сыра + 50 яиц + овчина + 20—30 денег 1,1.

Этот оброк очень невелик и, судя по материалам XVI в., представляет собой дополнительный побор «з десятины». Главной же повинностью ввиду отсутствия хлебной ренты являлась, по всей вероятности, полевая барщина. Следовательно, крестьянская барщина в сочетании с добавочными натурально-денежными поборами получила широкое распространение, по крайней мере, не позже второй половины XV в.

Комментарии закрыты.