Как же развивались события в этой плоскости в период с марта по октябрь 1917 г.?

Временное правительство и входившие в него «министры-социалисты» Керенский, Церетели, Авксентьев, Чернов в полном согласии с министрами-капиталистами избрали единый путь — путь репрессий, ожесточенной борьбы с разгоравшейся аграрной революцией. Вместе с тем они не прекращали попыток уговорить и обмануть крестьян бесплодными дебатами во ВЦИК, ЦИК и Главном земельном комитете и различными законопроектами и полумерами вроде проекта передачи земли земельным комитетам.
Уже первый министр внутренних дел Временного правительства князь Львов предлагал для борьбы с аграрной революцией «принять меры для прекращения деятельности Советов и комитетов» и привлечь их, а также отдельных лиц, виновных «в нарушении прав частной собственности», к судебной ответственности. Однако у премьер-министра и министра внутренних дел Львова, принадлежавшего к правому крылу русской буржуазии и не пользовавшегося авторитетом и поддержкой общественности, не хватало сил для более активной, резко репрессивной внутренней политики. Это был период, если можно так выразиться, позиционной войны Временного правительства, противодействия самодеятельности и активности масс.

Иным стало положение, сложившееся после июльских событий, когда, как известно, двоевластие кончилось в пользу буржуазии. Теперь начинается решительное наступление на крестьянство, прямая политика «усмирения» крестьян, активно проводимая эсеровскими и меньшевистскими министрами.. Начало этому положил министр внутренних дел меньшевик Церетели, сменивший Львова. Это он в своих циркулярах и телеграммах 17—21 июля 1917 г. первый точно сформулировал программу репрессивной деятельности, узаконил репрессию в ее самых жестких формах как естественный способ взаимоотношений правительства с крестьянством.

Комментарии закрыты.