«М. де Бофор взял себе в голову, что он может править, — говорит Рец, — на что он был способен не более чем его камердинер…» А Ларошфуко говорит: «Он создал клику… которую назвал «значительными»… Они условились быть врагами кардинала Мазарини, сделать всеобщим достоянием воображаемые добродетели герцога де Бофора и оказывать ему фальшивый почет, за распространителей которого (они) себя выдавали…» Поведение населения Парижа было гораздо более агрессивным: оно ощущало свою силу, боялось Мазарини гораздо меньше, чем Ришелье, и к тому же, обрело вождя в лице прелата-демагога Поля де Гонди (позднее — кардинал де Рец), прекрасного писателя, но амбициозного циника, упорно враждебного Мазарини. «Опуститься до малых сих, — говорил Гонди, — это самый надежный способ сравняться с великими». Коадъютор8 архиепископа Парижского, своего дяди, впавшего в детство, Гонди занимал прекрасную позицию, с которой легко было выдвинуться в первый ряд.
— Эти объединенные силы едва не поставили монархию на грань гибели, и их последовательные возмущения являлись чем-то вроде праобраза французской Революции. Они получили название череды «фронд», потому что камни летели в окна кардинала-министра СВетер от камней пращи / Подул сегодня утром /Я думаю, что он ворчит /На Мазарини). Королевская семья вынуждена была бежать из Парижа, памфлеты чернили королеву и кардинала, и вот народ ворвался во дворец и принудил регентшу показать малолетнего короля в его кроватке. Никогда уже Людовик XIV не забудет этих сцен, которые так странно воспроизводят сцены гибели его семьи в будущем. Последовал ряд конфликтов, сменяющихся непрочным миром. Можно назвать две основные Фронды: это парламентская Фронда (1648-1649 гг.) и Фронда принцев (1649-1653 гг.).

Комментарии закрыты.