Национального совета НДФ, информируя трудящиеся массы о ходе переговоров и позиции сторон — «исторических партий» и Национально-демократического фронта. Это способствовало разоблачению национал-царанистской и национал-либеральной партий, вело к росту их изоляции от широких масс, воочию убеждавшихся во враждебности этих партий.
В то время как «исторические партии» затягивали переговоры о сформировании коалиционного правительства, реакционное большинство правительства Санатеску стало открыто прибегать к репрессиям против революционных сил, надеясь таким образом запугать их и затормозить борьбу за демократизацию страны. Требуя соблюдения «порядка» и «спокойствия», министр внутренних дел генерал Алдя дал категорический приказ жандармерии и полиции самым строгим образом подавлять попытки населения сменить реакционные власти на местах. По его распоряжению в ряде сел и городов были использованы против народа воинские части, производившие аресты представителей демократических сил, избранных взамен реакционных примарей и префектов.

Официально объявив о своей отставке после ухода из него представителей Коммунистической и социал-демократической партий и роспуска НДБ, правительство Санатеску, инспирируемое Маниу и Братиану, продолжало с согласия короля оставаться у власти. Более того, реакционное большинство специальным коммюнике сообщило неожиданно, что оно не собирается уходить в отставку и будет продолжать свою деятельность61. Реакция предприняла безнадежный маневр ликвидировать одно из наиболее важных завоеваний восстания 23 августа 1944 г., каковым являлось впервые в истории Румынии вхождение представителей трудящихся в правительство страны.

Став целиком реакционным по своему составу, правительство Санатеску лихорадочно приступило к обсуждению и принятию некоторых мер с целью остановить революционную борьбу трудящихся масс. На его заседаниях вносились предложения запретить деятельность.

Комментарии закрыты.