Не любит критики. Редко от него можно услышать: «Да, ты прав». Когда начинают его критиковать, он бросит сердитый взгляд и через силу процедит сквозь зубы: «Хорошо». Но можно быть уверенным, что недостаток будет исправлен.

То же и сейчас.

— Товарищ секретарь, разве молодежь завода не сделала все, что нужно? Наши молодежные бригады…

— Знаю, перевыполнили производственный план на 20 процентов.

— Мы призвали соревноваться за выполнение пятилетнего плана уже во II квартале.

— За все то, что вы сделали, честь вам и хвала… Но почему вы отстаете с учебой?

Петре Нягу ничего не ответил, только плотно сжал губы. Беседа секретаря райкома и утемиста проходила не в кабинете, а дома, у Секретаря. Было воскресенье, и секретарь вышел в сад, где росло несколько слив и черешен да были посажены две грядки овощей. Черешня была в цвету. Стоял безоблачный день. После двух недель дождей установилась хорошая погода, и все вокруг ожило: и земля, и сливы, и даже, казалось, сам домик под драночной крышей, прохудившейся и залатанной во многих местах. Секретарь вышел, чтобы окучить грядки. Но, как часто с ним случалось, принялся совсем за другое дело и теперь чинил забор.

С этим забором целая история. Домик секретаря стоит на окраине города. Прямо от забора начинается склон, усеянный нефтяными вышками. Одна из вышек стоит так близко к домику секретаря, что в тихий, такой, как сегодня, день можно разговаривать с рабочими прямо со двора. Только сегодня воскресенье, и разговаривать не с кем.

Василе Преда, с тех пор как его избрали секретарем, привык, чтобы не терять времени, ходить к вышкам прямо со двора. Так в заборе появилась первая щель. Потом этим же путем стали ходить и рабочие… Постепенно люди привыкли ходить через двор без разрешения хозяина. Преда давно уже пришел к выводу, что нужно бы положить конец такому беспорядку, поскольку он все же хозяин.

Комментарии закрыты.