Но и этих темпов оказалось недостаточно. Во второй половине 1929 года начался коренной пересмотр всех основных народнохозяйственных пропорций. В августе ЦК ВКП(б) принял постановления о значительном увеличении капиталовложений в металлургию, машиностроение, химическую промышленность и другие отрасли. Только расходы на вооружение за годы первой пятилетки возросли в 10 раз, в то время как по плану общие затраты на управление и оборону намечалось увеличить с 1,76 миллиарда лишь до 2,31 миллиарда рублей.

Где было взять средства, да и как строить отношения с мелкотоварным крестьянским хозяйством? Вот вопрос вопросов, вокруг которого завязалась острая внутрипартийная борьба. С одной стороны, это были ставшие «левыми» сторонники Сталина, с другой — умеренные «правые» бухаринцы. Содержание этих дискуссий хорошо раскрыто в книге «Советская экономика: экономика и экономическая политика СССР» одного из талантливых единомышленников Бухарина А.Ю. Айхенвальда: «Нетрудно убедиться, что в условиях советского хозяйства частное накопление не только противостоит социалистическому накоплению во враждебной позе, но и объединяется с ним и вливается в него.

Более того, основным и характерным отношением важнейших видов частного накопления к социалистическому вполне может быть не борьба и противопоставление, а сочетание и объединение… Социалистическое руководство крестьянским накоплением открывает перед сельским хозяйством возможность такого роста, какой вообще немыслим в капиталистических условиях. Феодальные путы, висевшие на крестьянстве, уничтожены дочиста Октябрьской революцией; с нэпом крестьянин получил необходимый хозяйственный простор. Рост индустрии обеспечивает технические и рыночные предпосылки для подъема сельского хозяйства».

Комментарии закрыты.