Одеянием и речью совершенно не похожи на людей». Зато способны они незамедлительно сорганизоваться и сообща выступить, дабы оградить себя и друг друга от ударов судьбы [39, цз. 8, с. 369-370; 53, цз. 377, с. 196]. Нестерпимым стало для «сиюаньских варваров» удвоенное с середины VIII в. бремя натуральных и трудовых (включая почтовую — наподобие ямской) повинностей, а также обязательная военная служба в танской армии [49, цз. 190(1), с. 15292]. Чанъаньские власти десятками тысяч привлекали лоюэ для подавления военно-феодальных мятежей и народных восстаний второй половины VIII в. [253, с. 89]. Тяжелой и унизительной была для линнаньских «инородцев» и «подать людьми» — регулярные поставки по предписаниям двора детей, подростков и взрослых обоего пола, по сути дела—рабов.
Власти в Чанъани стремились исподволь подчинить себе родо-племенную верхушку «сиюаньских варваров», прельщая ее назначениями на административные посты и в то же самое время понуждая различными способами (включая тяжелую «дань») изъявлять полную покорность и зависимость от Танской династии, а вместе с тем широко «внедряя» китайское чиновничество в управленческую структуру «инородческой» зоны Линнани.

Словом, не случайно с середины VIII в. стали учащаться предупреждающие сигналы из Линнани о «нарождении бедствия на окраине» [23, цз. 222(3), с. 16992; 49, цз. 11, с. 13991; 253, с. 89].

Начало повстанческой борьбы «сиюаньских варваров» восходит еще к 30-м годам VII в., а с середины 750-х годов она шла — с небольшими перерывами — вплоть до второй трети следующего столетия. Арена активных действий восставших лоюэ охватывала порой почти всю тогдашнюю Линнань -«тысячи ли» на территории современных Гуанси, западного Гуандуна и южной Хунани, а, случалось, также Хубэя и Сычуани [253, с. 90].

Главенствующую роль среди чжуан играл тогда род Хуан. Он сумел объединить прежде разрозненные чжуанские этногруппы, что позволило усилить их противодействие танским властям. Из рода Хуан вышли многие верховные повстанческие предводители, начиная с Хуан Цяньяо (?—756), который «учинил мятеж» в 756 г., и кончая Хуан Шаоцином (? — ок.824 г.), возглавлявшим борьбу в 794-824 гг. [101, с. 261-262].

Численность восставших достигала в разные периоды 200 тыс. Они, мужчины и женщины, «стар и млад, кишмя кишели, [словно] муравьи и осы» [47, цз. 221, с. 7092].

Комментарии закрыты.