Отдельная статья, представленная как новая, определяет меру ответственности при записи в посад крестьян с размером торга ниже указанной суммы, либо вовсе без освидетельствования торга. Крестьяне, записанные в посад с нарушением требований закона, приравниваются к беглым.

Начиная от Уложения 1649 г., основным вопросом в развитии крепостного права становится вопрос о сыске беглых крестьян и урегулировании прав на владение ими. Настойчивое требование дворянства о вмешательстве правительства в дела сыска привело к обширному законодательству о сыске и к созданию государственно организованной его системы. Как мы уже отмечали, «законодательство о сыске беглых второй половины XVII в. было тем згсзеном, за которым следует вся цепь развития крепостного права в данный период»14. В принципе положение остается неизменным и в первой четверти XVIII в. Неизмеримо возросшие масштабы законодательной деятельности Петра, связанной с реформами во всех областях государственного управления и хозяйства, не снижают высокого удельного веса законов, посвященных сыску беглых крестьян, работных людей и солдат.

Достаточно ознакомиться с основными законодательными актами — указами 19 февраля 1721 г., 6 апреля 1722 г. и плакатом 26 июня 1724 г.15, чтобы сложилось представление о том, какое место отводило правительство сыску беглых крестьян в процессе укрепления крепостного права.

Указы 19 февраля 1721 г., 6 апреля 1722 г. и плакат 26 июня 1724 г. наряду с некоторыми другими легли в основу статей VI главы, посвященных сыску беглых крестьян. Количественно эти статьи занимают не менее 2/з всего объема главы. Попытка их систематизации по содержанию приводит к выделению прежде всего той группы статей, которая посвящена выработке мер предупреждения побегов. Эту систему мер можно разделить на две группы, одна из которых входит в компетенцию органов государственного аппарата, другая — вотчинного режима. Законом введено общее запрещение приема беглых, которое распространяется на «всех подданных Российского государства» (ст. 6).

Контроль за предупреждением побегов крестьян «возлагается на органы местной власти — на воевод в пределах их провинций, на военные чины, «которые на вечных квартирах обретаются», в пределах расквартирования полков и на священников в их приходах. Воеводы обязаны «дабы сие тяжкое о беглых запрещение» было памятно, систематически осуществлять «по-полугодные публикации» с указанием всех следуемых за прием беглых «штрафов и казней». Приходским священникам вменялось в обязанность во все недельные праздники после литургии зачитывать вслух воеводские «публикации». Кроме того, от них требовались «подтвердительные сказки» «под лишением священства и под политическою смертью» об отсутствии беглых в приходах. В случае появления беглых священник обязан был доносить властям.

По линии внутривотчинного управления законодательство устанавливало следующие предупредительные меры.

Комментарии закрыты.