Храм («дзингу») начинается с ворот — «тории». Изображения таких арок стали едва ли не одним из символов Японии. (Так Спасская башня издавна стала «визитной карточкой» Москвы, а кораблик на Адмиралтействе знаком не только петербуржцам. Для Японии такие символы — «тории» и гора Фудзи).

«Тории» установлены не только для красоты. Эта некая граница между обыденностью и миром ками. Заметим, что эта граница — не из числа непреодолимых. Первое значение слова «тории» — насест. Возможно, это связано с легендой о богине солнца Аматэрасу и крике петуха. Читать полностью »

В революционной среде возникали планы и попытки поднять крестьян с помощью подложных царских манифестов. Однажды такая идея почти была осуществлена в так называемом Чигиринском деле, когда на Украине Я. В. Стефанович, Л. Г. Дейч и другие именем «его императорского величества» стали вербовать крестьян в вооруженную «тайную дружину»; этот заговор на довольно поздней стадии был раскрыт. Несколько раз имели место поползновения революционеров производить фальшивые ассигнации, чтобы «снабдить партию деньгами» и «произвести финансовый кризис, когда надо». Для добывания средств планировались и прямые грабежи, ставшие реальной практикой впоследствии — в «экспроприациях» поздних народников, социалистов-революционеров. Читать полностью »

И после нечаевской истории следы ее отнюдь не изгладились в революционном подполье. Уже сам нечаевский процесс вызвал неоднозначную реакцию в среде радикальной молодежи. Большинство решительно осудило нечаевские методы, принцип «генеральства» в революционном деле, практиковавшийся Нечаевым. Во многом именно в противовес этому принципу возник кружок «чайковцев», где главным считался принцип союза между единомышленниками на началах нравственности. Читать полностью »

Зато немногочисленная верхушка имущих располагала баснословными доходами, которые далеко выходили за рамки «нормальной» капиталистической эксплуатации. «Русская» сверхприбыль в два-три раза превышала среднюю прибыль на капитал в Европе. Например, при строительстве Московско-Курской железной дороги члены группы московского купечества и бюрократии, используя государственную поддержку и почти не вложив собственных денег, получила по три и даже по 6 млн. руб. каждый. Читать полностью »

Отсталость русского капитализма В. И. Ленин связывал с обилием докапиталистических пережитков, задерживавших развитие капитализма и ухудшавших положение производителей. Это особенно проявлялось в российской деревне, где не только процветала эксплуатация земледельца полукрепостническими методами, но и преобладали экстенсивные методы хозяйства. Постоянное увеличение запашки под пшеницу на экспорт приводило к нарушению элементарной агротехники, истощению почвы, а отсюда — к систематическим неурожаям и голодовкам. Читать полностью »

В целом российская буржуазия так и не стала в авангарде антифеодальной борьбы в России, российский капитализм в целом не проявил себя силой, способной ликвидировать национальную социально-экономическую отсталость. Если в 1860 г. доля России в мировом промышленном производстве составляла 1,72%, то в 1890 г. она была практически такой же—1,88%. К 1913 г. этот показатель вырос до 3,14%, но это все равно далеко не соответствовало масштабам и возможностям такой гигантской страны, как Россия. Читать полностью »

Россия — в отличие от стран Запада — так и не решила ни в XVIII, ни в XIX в. аграрной проблемы. Крестьянский вопрос начиная со второй половины XVIII в., в течение всего XIX и в начале XX в. был в центре идейной борьбы в России. Именно стихийный протест крестьянства против крепостничества (затем его остатков) отражала возникшая в стране революционная идеология. Крестьянская революция была признана в конце концов революционерами кардинальным средством борьбы. Однако в народе эта установка долгое время отклика не находила. В России в толще народа были сильны патриархальные, монархические иллюзии, которые составляли немалую опору абсолютизму. Читать полностью »

Буржуазные партии создавались уже в ходе начавшейся помимо их воли буржуазно-демократической революции и против нее.

Царизмом и его основной социальной опорой — дворянством, игравшим экономически реакционную роль, было также обусловлено существенное противоречие становления капитализма в России — между передовыми формами промышленности и отсталым, полусредневековым сельским хозяйством. Читать полностью »

Вплоть до начала XX в. торговый капитал преобладал над промышленным: согласно, например, справочникам Московской купеческой управы на 1913 г., почти две трети промысловых свидетельств было взято на торговые предприятия. Немногие более развитые предпринимательские элементы тонули в традиционной купеческой среде с ее низкой культурностью, отсутствием элементарной деловой этики, явными чертами «торгашеского феодализма», стремлением к безудержной эксплуатации дешевого наемного труда. Показательно, что попытка ввести даже очень скромное рабочее законодательство, предпринятая в 80-х гг. министром финансов Н.Х. Бунге, была встречена в штыки промышленными кругами. Читать полностью »

Тормозящее воздействие царизма на процесс формационного перехода сказалось, в частности, на социальном облике российской буржуазии, которая с самого начала была вынуждена подстраиваться к господствовавшим самодержавно-крепостническим порядкам. Читать полностью »