В этом пассаже обращает на себя внимание и упоминание о собственной торговле членов султанских миссий в русской столице. В составе ехавшего в Москву вместе с И. Г. Коробъиным и С. Матвеевым посольства от Мурада IV находилась большая группа купцов, которые в одном месте источника определены как «гречаие торговые люди». Но если судить по именам некоторых из них, как и их людей,— Таныш, Джали, Ямандей — не все они были греками, разве что исламизированными. К тому же из приведенной в документе росписи купцов, преподносивших царю подарки в предшествующие годы, видно, что если пе греков среди них оказывалось не много, то они проходили под общей шапкой «гречан торговых людей»: так, к примеру, отмечен «турчаиип Асан» в 1632 г. Читать полностью »

Сумма займов, сделанных участниками русской миссии на официально признанные цели, была определена в Москве в 2096 р., а в качестве компенсации расходов османских дипломатических агентов и купцов на выкуп полоняников выделили партию соболей па 1474 р. Все выплаты были произведены в Москве мехами с доплатой небольших денежных сумм в случае необходимости. Читать полностью »

В практике Посольского приказа в данное время подобной путаницы чаще всего не возникало. Преимущественное участие греческих коммерсантов в торговле с Россией бесспорно для этого периода, по все же могут быть приведены некоторые факты, создающие более многоцветную картину. Читать полностью »

Особенно важно, что написано в меморандуме дальше: «Находящийся сейчас там [в Стамбуле] посол московского императора по имени Фома имел встречу с диаком [грамотеем] Балашем, сообщил ему некоторые секретные дела, выразил желание обсудить их с нами и от имени своего господина совершить [их]. Мы написали ему одно верительное письмо, имея которое следует [послу Михаю Толдалаги] с ним встретиться, приветствовать его от нашего имени и сообщить ему, что о тех делах, которые он обсуждал с находящимся там [в Стамбуле] с нашим подданным [верным] Балашем, он [Балаш] верно нас информировал. Читать полностью »

В Москву сообщалось и о захвате добычи «ратными людьми» Бетлена. Имелись в виду результаты мелких стычек войск трансильванского князя и паши Буды с войском Валленнггейна 30 сентября — 12 октября. В 1627 г. Посольский приказ имел в своем распоряжении известия, что Габор Бетлен опирается на помощь султана, по приказу которого он вел подготовку к войне. Русское правительство, готовившееся к борьбе с Речью Посполитой, должно было особенно заинтересовать сообщение о союзе Бетлена и шведского короля Густава Адольфа «на полского да на цесары». В следующем году пришло сообщение о подготовке Бетленом войны с Польшей в союзе с крымскими татарами и с помощью султана. Читать полностью »

Но к началу второго похода османы выделили под командование Бетлена 15 тыс. (или 10 тыс.) османских и татарских воинов. Сообщение из Вены (февраль 1622 г.) о том, что к Бетлену в «Кашов» «пришел турской чеуш и от тово слух доходит, что тридцать тысяч турских людей ставити в Семиградцкой земли на кормлене», отражало, по всей видимости, слухи, распространяемые с целью подчеркнуть силу Бетлена. Этой цели служило и вполне достоверное сообщение, помещенное здесь же, о том, что Бетлен владеет городами «в Угорской земле». Читать полностью »

России правителе, несомненно, сопоставляли с теми конкретными известиями о Габоре Бетлене и его государстве, которые собирались в московском Посольском приказе. Сводки известий, составлявшиеся в этом приказе, условно именуются «вестями», или «курантами», Сведения поступали от пленников, купцов, зарубежного православного духовенства, часто это были переводы «летучих листков» — прообразов современных газет. Читать полностью »

Установление дипломатических связей и церковных контактов Русского государства и Трансильванского княжества в первой половине XVII в. явилось началом непосредственного знакомства представителей государственной власти и части населения этих государств. Эти события не случайно имели место в первой половине XVII в., когда заметно расширились внешнеполитические связи России с европейскими державами — противниками Габсбургов, а Трансильванское княжество, будучи сравнительно небольшим государством (с населением всего ок. 600—700 тыс. чел.) благодаря своему географическому положению играло заметную роль в установлении контактов между странами, выступавшими против Габсбургов в период тридцатилетней войны. Читать полностью »

Действия Лукариса в последние годы его правления, когда, как было выше сказано, целый ряд мотивов, склонявших его к политическому сотрудничеству с Россией, потерял силу, позволяют утверждать, что в основе его взаимоотношений с русским правительством лежало сознательное стремление содействовать укреплению Русского государства как единственной православной державы, которая в будущем могла бы освободить православные народы Балкан от османского ига. Читать полностью »

Совсем иной оказалась позиция Лукариса, Его посланец Иван Петров, ставший впоследствии одним из самых ценных политических агентов русского правительства, в марте 1635 г. передал дьякам Посольского приказа устные рекомендации патриарха: задержать османского посла в России до возвращения русских послов из Стамбула и не направлять туда своих новых послов. Читать полностью »