Хочет его перед всеми высмеять. Ну ничего… Он так легко не поддастся… Разве не говорили на районной конференции, что главное — производство…

— Куда идем, дядя Василе?

— Сейчас увидите! Айда за мной! Читать полностью »

Петре Нягу ожидал, что секретарь рассердится, набросится на него, наговорит ему резких слов, чтобы у него, Петре Нягу, была причина заупрямиться и, не сказав больше ни слова, уйти. Уйти как можно скорее и прийти опять к секретарю после 1 Мая и спросить: «Ну, что вы теперь скажете? Получили мы или не получили переходящее знамя?»

Но удивительное дело! Василе Преда почему-то не хочет сердиться. Спокойно перебирая доски и будто даже повеселев, продолжает спрашивать (и когда он кончит спрашивать?). Читать полностью »

Только все не было времени привести в исполнение свой план. Но сегодня, выйдя в сад, чтобы окучить и полить грядки, увидел щель в заборе и…

— Напрасно стараешься, все равно никто обходить не будет… Читать полностью »

Не любит критики. Редко от него можно услышать: «Да, ты прав». Когда начинают его критиковать, он бросит сердитый взгляд и через силу процедит сквозь зубы: «Хорошо». Но можно быть уверенным, что недостаток будет исправлен. Читать полностью »

У секретаря районного партийного комитета много причин интересоваться работой организации УТМ нефтеперегонного завода. Во-первых, нефтеперегонный завод является самым крупным промышленным предприятием в городе и, следовательно, основным источником пополнения кадров, особенно из рядов УТМ. Во-вторых, организация УТМ завода работает хорошо и подает пример молодежи всего района. И в-третьих, секретарем комитета УТМ нефтеперегонного завода является Петре Нягу, сын Иона Нягу, который был другом и боевым товарищем секретаря парткома в годы, когда партия находилась в подполье. Читать полностью »

Начальник тюрьмы согласился выполнить наши требования.

К вечеру подошла очередь уезжать и нам, тем, кто оставался работать в спасательной бригаде. Еще две недели мы должны были пробыть в Кымпине.

Сейчас не помню, по какой причине наш грузовик на несколько минут остановился в селе Телега. Нас быстро окружили крестьяне, большей частью женщины. Читать полностью »

Часы остановились. Они показывали 3 часа 49 минут. С тех пор они были обречены показывать всегда одно и то же время.

Обрушившийся угол башни придавил одну из двух лошадей. Труп лошади казался огромным и страшным. Тут же спокойно со спутанными передними ногами паслась другая лошадь. Только время от времени она вытягивала шею и протяжно ржала… Читать полностью »

Внизу остался только товарищ Макри со своим «складом» или «экспедицией». Готовая продукция поступала в канцелярию, где Макри складывал ее в шкафы, специально устроенные вдоль стен. Затем на основании «спецификации», мастерски составленной бухгалтером Михэйляну, тот же Макри упаковывал в ящики из досок всевозможные шкатулки, партии шахмат и шашек, рамки, чернильницы, пудреницы, пепельницы, игрушки и другие предметы, в зависимости от заказа. Для упаковки Макри использовал стружку, которая была в неограниченном количестве в соседней мастерской. Читать полностью »

Он унижался перед врагом, запятнал имя коммуниста. Нет, Михай, ты должен это понять и объяснить Кириллу: с группой Виташа как с группой (Бутнару подчеркнул слово «группа») мы не можем вступать ни в какие переговоры. С каждым в отдельности — это другое дело… Даже с Виташем… Пусть заявит, что в будущем будет подчиняться нашей дисциплине, и мы примем его, не вороша прошлое. А это потом сделаем, от этого уйти нельзя. Читать полностью »

В типографии работало всего шесть человек. Три машины приводились в действие вручную. Директором по-прежнему оставался монгол, но распоряжались здесь китайские чиновники. Читать полностью »