Хочет его перед всеми высмеять. Ну ничего… Он так легко не поддастся… Разве не говорили на районной конференции, что главное — производство…

— Куда идем, дядя Василе?

— Сейчас увидите! Айда за мной!

Группа весело, с песней тронулась с места. Воздух наполнен свежестью, сияет солнце.

Когда вышли из города, дорога пошла среди почти голых из-за нефтяных вышек холмов. Только изредка попадались небольшие кустарники да одиночные деревья. Затем через два-три поворота горизонт расширился. Налево открылась длинная узкая долина, а направо — небольшое село, растянувшееся по гребню холма, как бы стоящего на страже окрестностей. На вершине холма — большое сооружение, издалека напоминающее крепость.

— Знаем, знаем, дядя Василе! В Дофтану идем. Не так ли?

— Угадали.

В Дофтане Василе Преда предупредил экскурсовода, что смогут обойтись без него.

— Предложить вам тематику?

— Нет, нет… У меня есть своя тематика. Не обижайтесь. Эдги ребята еще не раз сюда придут, тогда вы покажете им все, как у вас написано… в вашей тематике… А сегодня у меня специальная программа.

Группа быстро прошла через залы музея и направилась к тюрьме. Поднялись по каменной лестнице со стертыми ступеньками и остановились.

— Видите,— объясняет Василе Преда,— это «темные» секции. Посмотрите хорошенько на них.

Парни смотрят с любопытством. Коридор довольно высокий и светлый. Окна широкие, только стекла покрашены известью.

— Дядя Василе, а почему их называли «темными»?

— Почему? А вы войдите в камеры.

Послышалось позвякивание запоров. Через минуту ни одного утемиста не осталось снаружи. Каждый занял по одиночной камере. Одни в нижнем ярусе, другие — в верхнем.

Комментарии закрыты.