По их мнению, руководители партии «одной рукой подписывают кулацкие законы, другой организовывают коммунистические продотряды. Одной рукой усиленно помогают росту кулацких элементов, создавая крепко крестьянскую буржуазию, а другой привлекают десятка два кулаков к суду по 107 ст. Или левая рука не знает, что делает правая, или… левые зигзаги и делаются с определенной целью прикрыть правую политику. Последнее, по-видимому, вернее».

Зато «правые» подвергали Сталина за «перегибы», то есть за широкие масштабы применения чрезвычайных мер, усиление «военно-коммунистических» методов в отношениях с крестьянством.

Надо признать, что «центристы» (так в то время политические оппоненты называли сторонников Сталина) оказались более дальновидными и практичными в борьбе за власть. Они сумели сделать в этой борьбе главное: привлечь на свою сторону подавляющую часть нового класса «управленцев», начиная от сельских активистов и кончая руководителями партии и государства. В итоге к лету 1929 года «левые» были разгромлены, оказались в ссылке, а «правые» — нейтрализованы и по существу отстранены от выработки и проведения политики. Это очень важный момент. Сталин был на этот период застрахован от экстремистских шагов «военно-коммунистического» давления и, в то же время, получал простор для проведения чрезвычайных мер в подходящее время.

Летом 1929 года начинается массированное политическое и административное давление на «кулака». Все шире распространяется практика лишения их избирательных прав. «Лишенцы» становились изгоями общества, по существу людьми без гражданства со всеми вытекающими отсюда последствиями. 18 июля 1929 года ЦК ВКП(б) дал указание местным органам «о нецелесообразности приема кулака в состав колхозов и о необходимости систематической работы по очистке колхозов от кулацких элементов, пытавшихся разлагать колхозы изнутри». Во исполнение этой директивы сельские партийные организации стали дружно принимать решения о запрещении приема кулаков в колхозы, проводить чистку кооперативов.

Комментарии закрыты.