Посадская крепость закреплена и в заимствованном из Регламента или Устава Главного магистрата тезисе о сыске и водворении на посад лиц, покинувших его.

Еще в Указе 1667 г., а затем в Наказе сыщикам 1683 г. было оговорено особое положение беглых из посадов в дворцовые волости и из дворцовых волостей в посады: при отсутствии челобитной о них из посадов и из дворцовых сел беглецы оставались на месте «до указу великого государя».

В проекте Уложения 1720—1725 гг. этот закон воспроизводится с дополнением, гласящим, что подушные деньги такие беглые должны платить в местах их записи в подушный оклад (ст. 52).

Сохранение закона XVII в. можно рассматривать как выражение тенденции не делать в правовом отношении различий между крестьянами черных и дворцовых волостей и посадскими людьми. Итак, законодательно закрепленные во второй половине XVII в. посадская крепость и сыск посадских тяглецов остаются в силе и в первой четверти XVIII в. И город, и купечество приносят лишь некоторые жертвы на алтарь абсолютистского государства, но объективно это было в их же интересах.

По вопросу о записи крестьян в посады проект Уложения воспроизводит основные положения законодательства 20-х годов XVIII в. После Уложения 1649 г. определяющим в вопросе прикрепления промыслово-торговых крестьян к посадам было установление ограничительных сроков записи в посад.

На рубеже столетий ограничительные сроки были сняты и провозглашен принцип свободной записи в посад по торгам и промыслам.

Дальнейшее законодательство Петра I вводит имущественный ценз как непременное условие записи в посад. Однако ответственность за уплату подушной подати с крестьян, перешедших в посад, оставалась за их помещиками, в связи с чем новые посажане обязывались выплачивать помещикам как подушную подать, так и помещичий оброк в обычном размере. Кроме того, они должны были наряду с посадскими людьми платить 40 коп. дополнительной подушной подати. Правительство Петра I облагало непомерно большими налогами зажиточных крестьян, пополнявших ряды посада. Тем самым насущная проблема пополнения рядов купечества и роста городов решалась с наименьшим ущербом для дворянства.

Эти законы полностью воспроизведены в проекте Уложения. Статья названа: «О свободной записке в посад по торговым промыслам». Если служилые люди по прибору, а равно дворцовые, синодальные, архиерейские, монастырские и «иных пристойных чинов» люди или крестьяне захотят запаться в посад «и им вольно, только не побегом». Вотчинники должны знать о записи крестьян в посад. За ними остается обязанность собирать подушные деньги и право на помещичьи поборы, но в размере лишь «против обыкновенных крестьян, а не по богатству». Однако записаться в посад могут лица, имеющие торг не менее чем по 500 руб. Для приезжающих к петербургскому порту этот ценз снижается до 300 руб. При записи в посад должно быть произведено официальное освидетельствование размеров торга (ст. 50).

Комментарии закрыты.