По-видимому, разрешить противоречие возможно, лишь прибегнув к указанным различиям х- и о-знаков. В соответствии с нашей реконструкцией для наполнения буквенного ряда необходимо 11 или 10 однозвучных букв (табл. XXX, № +5, +3, +1, 28—33, 35), в зависимости от того как будем воспринимать позицию № +6. Нетрудно заметить, что именно эти буквы, относящиеся к условному о-классу, и составляют приведенную выше цепочку недостающих знаков о/и, а их число вполне соответствует ожидаемому. Оно на первый взгляд, пожалуй, даже склоняет к восприятию начала алфавита в виде одной обособленной буквы (№ +5), что, однако, при сохранении парного строя влечет за собой допущение о ее соседстве с неким беззвучным знаком (№ +6), которого, как известно, помимо отметки-двоеточия, орхонское письмо не знает. К тому же, как увидим, существует вероятность дополнения о-букв еще одним обозначением гласного, т.е. одиннадцатой однозвучной руной.

Не так гладко обстоит дело с заполнением х-ячеек нашего ряда. Здесь недостает шести знаков (№ +4, +2, 27, 34, 36, 37). Между тем в сохранившихся частях алфавита присутствуют все известные ныне знаки, передававшие в орхонском письме сочетания двух звуков.

Полагаем, что ключ к пониманию ситуации лежит в важной особенности применения тех букв, которые мы обозначили знаком х. Значительная их часть — пять (№ 1, 3, 12, 21, 25) из десяти — редко употребляются в памятниках орхонского письма. И для всех без исключения характерна непоследовательность в употреблении: весьма часто передаваемое каждым из х-знаков сочетание звуков записывалось без их помощи — двумя соответствующими однозвучными рунами. Распространено в памятниках и отдельное обозначение гласных при тех х-знаках, которые сами предназначены для передачи соединения этих гласных звуков с согласными (№ 1, 3, 10, 14, 40). В свое время эти чередования послужили В. Томсену, а в дальнейшем и другим тюркологам основанием для определения фонетического значения ряда таких знаков.

Редкость и непоследовательность использования х-знаков не могут быть объяснены с позиций рунической орфографии и фонетики записанной орхонскими буквами тюркской речи. Строго говоря, отмечаемая для х-знаков традиция обозначения одним начертанием стечения двух звуков вообще не соответствует алфавитному принципу записи звуков, с некоторым своеобразием принятому для азиатских рунических письмен.

Приведенные наблюдения не в полной мере относятся лишь к единственному знаку № 12 (табл. XXVII, Р 2, Р 3), но именно потому, что названные особенности применения х-букв проявились здесь сильнее прочего. Применение этого знака в орхонских и енисейских памятниках настолько уникально, что предпринимавшиеся попытки прояснить его звуковое содержание не могут считаться обоснованными.

Комментарии закрыты.