Уже несколько дней в госпитале ходили слухи, будто банды Махно перерезали железнодорожную линию, ведущую на фронт. А до фронта примерно полторы сотни километров. «Если железная дорога перерезана, — думал я про себя, — придется идти пешком», и я начал тренироваться. В течение двух часов я шагал из конца в конец по длинному коридору госпиталя. За несколько дней хотел вернуть своим ногам прежнюю силу. Но не прошло и получаса после второй тренировки, как в висках бешено застучало, голова закружилась, стало исчезать сознание. «Это наверное паратиф,» — подумал я.

Я видел тех, кто после тифа вновь заболевал возвратным тифом. Они были худые, как скелеты, и едва двигались, да и то только при помощи посторонних. Многие из них умирали от сердечной недостаточности.

«Лучше уж сразу смерть, чем мучиться в паратифе, — мелькнула мысль. — Пулю в висок и — конец. От смерти так и так не уйти».

И я полез под подушку за браунингом. Но его там не оказалось. Встав, я продолжал поиски, перевернул всю постель, но пистолет так и не нашелся.

Обратился к соседям по палате:

— Может быть кто-нибудь из вас взял пистолет из-под подушки?

— Нет, мы его не видели, — ответили больные.

На шум появилась сестра. Я набросился на нее:

— Сестра, где мой пистолет? Кто его взял?

— Его взяли с собой товарищи, которые принесли вас сюда, — спокойно ответила сестра и, в свою очередь, спросила: — А зачем вам пистолет? Вы же в госпитале, и белогвардейцев здесь нет.

— Чтобы положить конец своим мучениям! — тихо проговорил я.

— Ах, только для этого! — улыбнулась сестра. — Обойдемся и без пистолета. Ложитесь в кровать, а я пойду принесу яд. С ним еще проще. Выпьете и все.

Она поправила постель, уложила меня и ушла.

Когда проснулся, было уже далеко за полночь. Я спал больше десяти часов. Подушка, простыни и нательное белье были влажными, а голова опять ясной. Все больные спали на своих местах, как будто ничего не случилось. С улыбкой я вспоминал, какой «цирк» устроил днем. Усиленно тренируясь, я явно переусердствовал, но в постели усталость прошла, и теперь я чувствовал себя отдохнувшим, здоровым.

Комментарии закрыты.