В 3—4 часа дня, после того как все утро происходили военные демонстрации против Милюкова, появились первые демонстрации за Милюкова и Временное правительство. Как я узнал через несколько дней, инициатива этих последних демонстраций исходила от кадетского клуба на Французской набережной, который снарядил (и оплатил) несколько автомобилей, разъезжавших с плакатами, главным образом против «Ленина и компании», которым предлагалось ехать «обратно в Германию».

Петроградские зеваки встретили эти автомобили, о происхождении которых никто не знал, с восторгом, и очень быстро перед Мариинским дворцом собралась многотысячная толпа с выражением лояльных чувств Милюкову и Временному правительству. Любопытно, что толпа состояла на 99% из штатских. Военных было очень мало и почти исключительно офицеры. Среди штатских преобладала буржуазная интеллигенция, рабочих совсем не было. Эта демонстрация напоминала прежние противоправительственные «студенческие» манифестации, где «народа» тоже было мало. Тем не менее подъем был большой.

Я был в этой толпе до конца, то есть до вечера, когда из Мариинского дворца к собравшимся стали выходить члены Временного правительства. Говорил сам Милюков, заявивший, что, когда он увидел надписи «Долой Милюкова», он испугался не за себя, а за Россию. Говорил и Шингарев, и звуки его обворожительного голоса доходили лучше до сердца слушателей, чем несколько резавшая ухо своей самоуверенностью речь Милюкова, слишком выдвигавшая на первый план личность самого, П. Н. В толпе я видел много знакомых, были и чиновники нашего министерства, но при всем подъеме, который, несомненно, был, по сравнению с утренними антимилюковскими демонстрациями, чувствовалось уже определенно и там и здесь отсутствие.

Комментарии закрыты.