В этих условиях нельзя было и думать о создании сколько-нибудь централизованной и разветвленной организации. В1862 году Николай Серно-Соловьевич, один из участников «Великорусса», попытался было создать организацию «Земля и воля». Но после ареста ее инициатора организация очень скоро распалась и попыток к ее восстановлению или созданию другой организации уже не делалось.

Но в этих условиях трудно было продолжать идти и по тому пути возврата к «политике», на который вступила было значительная часть интеллигенции, когда обстоятельства позволяли, казалось, рассчитывать на близость крестьянского восстания. И когда оборванные закрытием «Современника» нити «народнических» идей были подхвачены в 1868 году новой редакцией «Отечественных Записок» (Некрасов, Елисеев и Салтыков-Щедрин), то на первых порах этот журнал «отказывался от всяких политических идеалов в ближайшем будущем и, не обинуясь, признавал мечты о конституционном устройстве своего рода барской затеей», ибо — «настоящим вопросом времени является лишь улучшение положения народных масс» (см. цитированный уже Курс истории А. Корнилова, часть 3, стр. 137).

Революционная интеллигенция, при самом рождении своем подвергшаяся жестокому разгрому, изолированная и от «общества», и от народных масс, снова оказалась на распутье. Ей пришлось, прежде всего, заняться обобщением и приведением в систему тех разрозненных и друг с другом сталкивающихся идей, которые чисто эмпирически возникали в ее рядах в предшествующие годы. Вынужденная политическая бездеятельность тем острее делала потребность в теоретическом самоопределении. И на первый план выдвигался перед революционерами, «людьми дела», тот самый вопрос о месте самой интеллигенции в общественной жизни, о роли «мыслящей личности», который поставил, сходя в могилу, Добролюбов.

Комментарии закрыты.