В это время по решению временного генерал-губернатора туда были брошены войска — два батальона апшеронцев, две сотни казаков и пулеметные роты. На рассвете 14 июня, соединившись с резервными батареями, они окружили в артиллерийском парке застигнутых врасплох артиллеристов, вынули замки из заряженных орудий, разоружили солдат. После этого восстание в лагере было подавлено.

Салон красоты на Марксистской

Восставшие солдаты, захватившие орудия в артиллерийском парке, были серьезной силой; по заявлению офицеров лагеря, на виду у которых началось восстание, подавившие его войска «предотвратили катастрофу, угрожающую неисчислимыми последствиями».

Однако из требований солдат и хода восстания не видно, чтобы восставшие пытались объединиться с рабочими, бастовавшими в эти дни во Владикавказе. Примечательно в связи с этим отметить заявление полицейских властей о том, что восстание удалось подавить «только благодаря счастливой случайности».

Над участниками восстания была учинена жестокая расправа, причем наибольшему разгрому подверглась 18-я батарея, из которой 14 и 15 июня было отправлено в Каре 394 человека; высланные фактически были арестованы и отправлялись под усиленной охраной. Общее число арестованных, по свидетельству члена Государственной думы от Терской области А. П. Маслова, составило 450 человек. Репрессии над солдатами вызвали возмущение трудящихся города; они при отправлении батареи собрались на вокзал, встречали солдат овацией, и сделали попытку остановить эшелон арестованных.

После подавления восстания в лагере не было спокойно, продолжавшиеся в нем волнения оказывали влияние на солдат гарнизона города; эти волнения «могут вновь подняться при удобном случае… имея в виду тот горючий материал неблагонадежных нижних чинов, еще оставшихся в лагере»,— писала охранка, отмечая вместе с тем, что нельзя ручаться за устойчивое настроение нижних чинов, расквартированных в городе Владикавказе, Апшеронского полка и местной команды». В связи с этим лагерный сбор был распущен и поставлен вопрос о выводе из города Владикавказской местной команды. Весной 1907 г. из «солдат 18-й батареи было предано военному суду 75 человек, а П. Шарыгин летом того же года был осужден к каторге на 15 лет.

Комментарии закрыты.