В этом пассаже обращает на себя внимание и упоминание о собственной торговле членов султанских миссий в русской столице. В составе ехавшего в Москву вместе с И. Г. Коробъиным и С. Матвеевым посольства от Мурада IV находилась большая группа купцов, которые в одном месте источника определены как «гречаие торговые люди». Но если судить по именам некоторых из них, как и их людей,— Таныш, Джали, Ямандей — не все они были греками, разве что исламизированными. К тому же из приведенной в документе росписи купцов, преподносивших царю подарки в предшествующие годы, видно, что если пе греков среди них оказывалось не много, то они проходили под общей шапкой «гречан торговых людей»: так, к примеру, отмечен «турчаиип Асан» в 1632 г.
Следует также указать па такую несколько своеобразную форму торговли, как обмен «поминками» (подарками) он был налажен не только па государственном уровне, по проводился и членами османских посольств и купцами. Приведем несколько примеров, касающихся греческой их части. В 1624 г. подарок «больптого посланника» Ахмед-аги царю оценили в 130 р., в ответ он получил мехов па 210 р. (пе считая обычного пожалования на 250 р.). В 1632 г. посол мютеферрика Ахмед-ага преподнес Михаилу Федоровичу и патриарху Филарету подарков на 116 р. 4 ал. 4 д., взамен его одарили «вдвое собольми» па 232 р. («жалованье» осталось прежним — на 250 р.). Дары уже упоминавшегося турчанина Асана оценили в 366 р. 26 ал. 4 д., выдача ему собольими мехами была больше на 50 р.

В следующем году посол мютеферрика Али-ага привез царю и царевичу подарков на сумму в 780 р. и не прогадал: «Дано ему жалованья на 500 рублев, потому что он Томы (Ф. Кантакузина.— Л. 3.) честнее и вези-рю в присвоенье», а за дары «по середней цепе вдвое на 1560 рублев». Кроме того, двум «турчанам» из состава посольства за их подарки на 191 р. выделили соболей на 206 р. В 1634 г. дары посла Муслы-аги, его брата Ахмед-чауша и сына посла были оценены в 433 г., соболей им вручили сверх пожалований на 810 р.

Комментарии закрыты.