В ночь на 13 июня солдаты выступили против отправки по железной дороге 11 солдат гарнизона, приговоренных к каторге. И хотя войсками, вызванными на вокзал, солдаты батальона были обезврежены, отправить осужденных не удалось из-за отказа солдат Владикавказской местной команды сопровождать арестованных. 13 июня в лагере командованию были предъявлены требования, выработанные на совещаниях солдат — выборных 12 и 13 июня с участием революционеров из города.
В требованиях солдат на первый план были выдвинуты политические вопросы. Заявив о своей солидарности с платформой Трудовой группы Государственной думы, солдаты требовали передачи помещичьих земель народу, немедленного освобождения всех пострадавших за свободу народа и немедленной отмены смертной казни, отмены всех податей, введения подоходного налога, свободы собраний нижних чинов для обсуждения своих нужд. Особым пунктом предлагалось не привлекать солдат и казаков на подавление народного движения, немедленно уволить в запас нижних чинов, отслуживших срок действительной службы. Затем, перечислив свои бытовые нужды, в заключение солдаты записали в качестве экстренного требования освобождение своих товарищей из гренадерской бригады Михайличенко, Ивченко и Когнер, осужденных воинским судом на смертную казнь. Для удовлетворения требований солдатами был установлен 2-недельный срок; в случае отклонения их, заявили они, арестовать офицеров и освободить из тюрем в городе всех политических заключенных.

Командование, отказавшись от удовлетворения политических требований солдат, склоняло перевести переговоры на бытовые нужды. В ответ на это один из руководителей солдат, Обыденков, заявил: «Разве мы пришли сюда говорить о таких пустяках? Мы пришли сюда заявить о наших нуждах, чтобы устроить так нашу жизнь на службе и после службы, чтобы не приходилось дома нам голодать и наниматься в батраки».

Комментарии закрыты.