В практике Посольского приказа в данное время подобной путаницы чаще всего не возникало. Преимущественное участие греческих коммерсантов в торговле с Россией бесспорно для этого периода, по все же могут быть приведены некоторые факты, создающие более многоцветную картину.

При возобновлении регулярных русско-османских дипломатических отношений после Смутного времени уже первое царское посольство в Стамбул дворянина С. Б. Протасьева и дьяка М. Данилова, как и ответная султанская миссия (1613—1615 гг.), оказалось связанным с весьма активной и многоплановой экономической деятельностью большой группы торговцев, не только греков, но и представителей иных национальностей. Эта активность объяснялась и своеобразием тогдашних обстоятельств: положение государства пе позволило обеспечить официальные расходы русских посланцев посылкой достаточного количества мехов, предназначенных, в частности, па выкуп довольно значительной группы полоняников. Поэтому участники посольства заняли в Стамбуле и Кафе немалые суммы с обязательством расплатиться в Москве мехами из казны, либо выплатить большие проценты («на два третей золотой» или «золотой па золотой»), причем в источниках, понятно, пе нашли отражения вполне вероятные займы такого рода па частные нужды.

Так определилась численно немалая группа лиц, которые не только с выгодой для себя субсидировали членов русского посольства, но и сами выкупали русских пленников. Последнее проводилось как выгодное коммерческое предприятие. Царское правительство отметило позже, что купцы «с собою привезли, окупя во Царегоро-де, руских жонок, и робят, и худых детей боярских, которым было не токмо такие великие окупы за себя платить, что они за них давали, и по рублю было на них доправить не мочпо»; и далее: «…те торговые люди для своей безделные корысти сами учинили не гораздо, мимо прежних обычаев окупали самых безделных жонок, попадей, и робят, и худых детишек боярских, а окупы за них давали великие, чего было на них и на их роду и племени и до смерти доправить не мочно, кабалы имали вдвое и втрое, чего нигде не ведетца».

Комментарии закрыты.