Чтобы придать всем этим действиям видимость законности, была учреждена новая магистратура «триумвиров с консульской властью для устройства государства», которые официально вступали в должность с 1 января 42 г. Сложился второй в истории Рима триумвират, участники которого решили прежде всего расправиться со своими противниками. Ни Октавиан, ни тем более Антоний не собирались подражать великодушию покойного диктатора.

Были составлены проскрипционные списки лиц, подлежащих немедленному уничтожению. В них заносились не только противники триумвиров, но и просто богатые люди: новые правители нуждались в деньгах, пишет Аппиан. Всего было приговорено к смерти с конфискацией имущества 300 сенаторов (по другим сведениям, 130) и 2000 всадников, среди которых находились ближайшие родственники и друзья триумвиров. Как сообщает Аппиан, «первым из приговаривающих к смерти был Лепид, а первым из приговоренных — Павел, брат Лепида, вторым из приговаривающих к смерти был Антоний, а вторым из приговоренных — дядя Антония, Луций. …Они были поставлены на первом месте, впереди остальных, не столько ввиду их значения, сколько для возбуждения страха и лишения надежды на возможность спасти кого-нибудь…» Проскрипционные списки были выставлены ночью во многих частях города; было приказано также приносить головы убитых триумвирам. Всякий, укрывший проскрибированного, подлежал смерти, обыски производились в дома без разрешения хозяина.

Напряженность обстановки и ужас, охвативший Рим, были таковы, что Кв. Педий, коллега Октавиана по консулату, умер «от утомления», как пишет Аппиан. «И вот тотчас же как по всей стране, так и в Риме, смотря по тому, где каждый схвачен, начались многочисленные аресты и разнообразные способы умерщвления. Отсекали головы, чтобы можно было их представить для получения награды, происходили позорные попытки к бегству, переодевания из прежних пышных одежд в непристойные.

Комментарии закрыты.