Вначале о «бухаринской альтернативе». По существу, предложения сторонников Бухарина о сбалансированности темпов роста промышленности и сельского хозяйства, по упорядочению ценовых отношений и т.д. были нацелены на продолжение политики классического нэпа. Так или иначе после временной стабилизации вновь наступил бы «хлебный кризис». Такое было в 1925 году, а затем в 1928. Так могло бы произойти в каком-нибудь 193… году. «Буха-ринская альтернатива» — ничто иное, как «мягкий, самортизированный» сталинский вариант решения аграрных проблем.

У Сталина и Бухарина была однотипная система политико-экономических воззрений, в частности, на природу и место крестьянства в будущем обществе. Это были «единоверцы», мало чем отличавшиеся друг от друга по «родовым» или, как сейчас говорят, знаковым признакам.

Не могло сталинское руководство использовать в своей политике научные достижения Чаянова и его единомышленников, воззрения и практическая деятельность которых опирались на глубокое и всестороннее познание объективных законов социально-экономического развития сельского хозяйства, общественной системы в целом, выводили на дорогу реалистичного, а не утопического, решения аграрных вопросов*. Эти ученые связывали будущее деревни с просвещенным крестьянством, прекрасно владеющим искусством земледелия, а значит, и независимым.

Комментарии закрыты.