— Вы же знаете, что я не привык действовать- самовольно. Мне нужно ваше согласие.

— Из-за боязни ответственности?

— Скорее по моральным соображениям.

Она так долго молчала, что я даже подумал, уж не задремала ли она. Наконец Кетли ответила:

— Все те, кто сражается на два фронта: дома — против коммунистов, а в эмиграции — против правых, в определенных случаях должны забывать о брезгливости. Вы правильно поступили, только держите в курсе событий и меня…

Таким образом, я привлек к помощи и социалистов. Что бы ни случилось, министром внутренних дел Австрии был социалист. Следовательно, я получил надежное прикрытие.

Спустя несколько недель после моего разговора с Кескенешем он вдруг явился ко мне на квартиру сильно встревоженный.

— Как хорошо, что вы разбираетесь в ситуации, господин Сабо! Как хорошо!

— Рассказывайте, что случилось?

— Вы наверняка знаете пожилого военного с резкими чертами лица?..

Сначала я не понял, о ком идет речь.

— Коренастый такой, с большими усами, — продолжал Кескенеш. — Похож на кулака, хотя и был когда-то полковником. »

— Деметер! — вырвалось у меня.

— Словом, вы его знаете.

— Рассказывайте, рассказывайте!

— Видович повез меня к нему. Он живет в Медлинге.

— На улице Гольдене стиге?

— В доме номер 7. Это вам тоже известно!

— Деметера я… знаю немного. А о том, что он поддерживает связь с Видовичем, я не имел ни малейшего представления.

— Так вот, дядюшка Фери — настоящий командир! И знаете, господин Сабо, чего они хотят? Чтобы я вернулся на родину и шпионил там!

— Невероятно! Вы? Без соответствующей подготовки? Как вы справитесь с этим?

— А они обещают меня подготовить. Сначала в Медлинге, а затем в Марокко, где у них есть специальный лагерь.

Комментарии закрыты.