Выступая в качестве свидетеля, подсудимый Лаутц показал, что «по нескольким конкретным делам решение пришлось запрашивать у министра». Мы имеем основание полагать, что ожидания Лаутца оправдались и что он принимал участие в судебном преследовании Голека и в других аналогичных делах.

Мы привели несколько дел, которые являются типичными для деятельности обвинения при «народной судебной палате». Трофейные документы, представленные в качестве доказательств, свидетельствуют о том, что подсудимый Лаутц был преступно причастен к претворению в жизнь закона против поляков и евреев, что, по мнению Трибунала, является элементом существовавшего, как установлено, правительственного плана по истреблению названных рас. Лаутц был соучастником преступления геноцида и играл в его осуществлении соглашательскую роль.

Подсудимый Лаутц виновен также в нарушении законов и обычаев войны в связи с судебными преследованиями по приказу «Мрак и туман»; он участвовал в извращении законов, касающихся «измены» и «государственной измены», по которым казнили поляков, виновных в совершении мелких правонарушений. Нужно сказать, что доказательства его виновности основываются не только на трофейных немецких документах или на показаниях свидетелей обвинения. Лаутц осуждается на основании его собственных показаний, данных под присягой…

Однако мы не можем игнорировать его инкриминирующие признания только по той причине, что он сам их сделал. В пользу смягчения наказания Лаутцу можно сказать, что он не проявлял активности в партийных вопросах, оказывал сопротивление усилиям партийных чиновников, пытавшихся влиять на его поведение, но поддавался влиянию и руководству Гитлера, которые тот осуществлял через имперское министерство юстиции, полагая, что таково требование германского закона. Лаутц был суровым человеком и неумолимым обвинителем…

Комментарии закрыты.