— Выходит, когда вы здесь подзаработаете, то вернетесь домой?

— Может, вам и не понравится мой ответ, но я скажу откровенно: да, вернусь!

— Видите ли, Кескенеш, в таком случае я действительно должен предупредить об этом органы, занимающиеся оказанием помощи, тем более что политическим эмигрантом вы не являетесь.

Он вздрогнул, поняв, что своей откровенностью навлек на себя беду.

— Вы ведь не сделаете этого? — с опаской спросил он.

— Возможно… — уклончиво ответил я. — У меня есть одно предложение.

— Предложение? — удивился он.

— Вы были со мной откровенны, буду откровенен и я. Вы, видимо, слышали о некоем Видовиче?

— Как же не слышать? В свое время он был наместником в нашей области.

— Сейчас он живет здесь, но работает против революционной эмиграции. Оп дружит с людьми, которых мы называем фашистами. Мы боремся за буржуазную демократию, а он хочет вернуть па трон короля.

— Вернуть Отто?

— Да.

Кескенеш задумался, а потом спросил:

— Так какое же у вас ко мне предложение?

— Я вас сведу, как земляков, с Видовичем. Возможно, он станет доверять вам. Я бы хотел знать, с кем он встречается, чем занимается…

— Если я это сделаю, вам будет хорошо, а мне?

— А я со своей стороны порекомендую «комитету по делам эмигрантов при ООН» оказать вам персональную помощь. Вы получите пятьдесят тысяч шиллингов и сможете работать, например, автослесарем.

— Согласен, — быстро ответил он. — Что касается меня, то я тоже не люблю фашистов, а если еще мне от этого польза будет, то…

Комментарии закрыты.