Взгляд перебегал со строчки на строчку, и вместе с тем все сильнее нарастало чувство ненависти к врагам, захватившим власть в Таллине. В городе я надеялся найти друзей-красногвардейцев, солдат и матросов, с помощью которых собирался освободить отца и других арестованных в Вильянди. А теперь я не в силах выполнить свое обещание. Что делать? Куда идти? Решение нужно было принимать немедленно, а совета спросить не у кого.

Я заметил, что управляющий с ухмылкой следит за выражением моего лица при чтении «бумаги». Ему, врагу трудового народа и Советской власти, весело. Меня охватила ненависть к этому господину, не скрывающему своего злорадства.

Разорвав бумажку в клочья и втоптав их в снег, я сорвал с плеча свой «винчестер» и направил в грудь улыбавшегося управляющего.

— Чтобы через пять минут здесь стояли четверо саней с лошадьми!

Пребывавший в веселом настроении управляющий от страха потерял равновесие и повалился на снег. Заикаясь, он быстро приказал мызным рабочим запрягать лошадей.

Минут через десять четверо саней вынесли нас со двора мызы и повернули в сторону Тапа. На каждых санях сидели по два солдата и ямщик.

Подъезжая к имению Линнапуу, мы услышали частую ружейную пальбу. Все приготовились к бою. Во дворе мызы мы увидели человек двадцать бойцов, которые упражнялись в стрельбе из винтовок по установленным мишеням. Это были таллинские красногвардейцы, помогавшие местным властям отбирать у помещиков имения. Они уже знали о событиях в Таллине и собирались после завтрака двинуться в путь. Ждать их мы не стали и поехали дальше.

Комментарии закрыты.